Вопрос, который сегодня задают многие: почему в Италии так много случаев инфицирования (более 90000), и почему ни одна другая страна ЕС не достигла даже 1/3 этих показателей? Давайте попробуем ответить на него с помощью трех экспертов.

Вступи в нашу группу на фейсбук, или подпишись на наш телеграм канал, чтобы быть в курсе последних событий в Италии.

Что же произошло в Италии?

Массимо Галли, профессор кафедры инфекционных заболеваний в Миланском университете и руководитель III-го отделения инфекционных заболеваний больницы Сакко: «На основании эпидемиологических данных можно сказать, что вирус начал циркулировать в Италии в конце января и широко распространился в так называемой "красной зоне". "Нулевой пациент", кем бы он ни был, не имел оснований полагать, что он инфицирован. Вирус извивался, пока все инфекции первой волны, обреченные на обострение, не попали в поле зрения Национальной службы здравоохранения. Утрируя, к сожалению, мы заметили пожар, когда пожар уже поразил большую часть первого этажа, и заметили его абсолютно случайным образом. Однако, винить медиков не стоит: такая ситуация могла возникнуть в любой другой стране. В течение недель, предшествовавших первой вспышке, в больницах "красной зоны" уже находились нескольких пациентов в тяжелых состояниях, которые были приписаны осложнениям сезонных заболеваний, но, вероятно, причиной была «Sars-Cov-2».

Почему в Италии так много смертей

Паоло Бонанни, профессор гигиены во Флорентийском университете и член Итальянского общества гигиены, профилактической медицины и общественного здравоохранения: «В настоящее время мы не знаем, почему пик инфекции произошел в Италии, мы не смогли восстановить этапы появления инфекции, потому что в первые дни отслеживания случаев с респираторными симптомами не было зарегистрировано. Мы усиленно проверяли тех, кто приехал из Китая (как в случае первых двух пациентов, госпитализированных в римской Спалланцани) или имел контакты с китайцами. С середины января мы, однако, начали регистрировать в районе Лоди случаи осложненной пневмонии, вероятно, вызванной новым вирусом. Я не исключаю наличия одного или нескольких распространителей, которые могли заразить многих людей за короткое время».

Верхушка айсберга

Может ли большое количество инфекций в Италии быть также связано с тем, что здесь берется больше мазков и что сообщаются также данные о зараженных, но не госпитализированных людях?

Фабрицио Прельяско, вирусолог Миланского университета и директор Ортопедического института Галеацци: «С помощью метафоры мы могли бы сказать, что узнали о айсберге только тогда, когда уже появилась его вершина, что является первым серьезным случаем. Только тогда, в попытке отследить нулевого пациента и ограничить вспышку, были проведены многочисленные тесты. Именно тогда произошло выявление многочисленных случаев - в других странах таких детальных анализов просто не проводили. На самом деле, многие страны решили делать анализ только пациентам с симптомами, так как они более опасны с точки зрения передачи вируса другим. Кроме того, следует сказать, что эпидемия коронавируса совпала с эпидемией гриппа, которая характеризуется главным образом вирусами H1N1 и N3N2, которая также бывает с тяжелыми осложнениями. Я считаю, что даже в Китае изначально была проблема, связанная с этим аспектом: некоторые пациенты могли ошибочно считаться жертвами сезонных заболеваний, отсюда и промедления».

Почему в Италии такой высокий уровень смертности?

Даже у лучших ученых нет единого ответа на этот вопрос. Существует пять версий, но все они гипотетические и не могут полностью объяснить, почему Италии принадлежит печальный, болезненный и мрачный мировой рекорд смертности после заражения Covid 19: 10% от общего числа инфицированных в Италии умирает, в то время как в остальном мире этот показатель немного выше 4%.

Что не сработало в Италии? Наиболее правдоподобное объяснение, упомянутое Грациано Ондером в престижном международном журнале Jama, заключается в том, что случаи итальянских смертей завышены, по крайней мере, в двух аспектах. С одной стороны, исследователь из Высшего института здравоохранения отмечает, что методы расчетов, применяемые в Италии, отличаются от методов других стран мира: в число умерших от последствий вируса входят и люди, страдавшие многими другими серьезными заболеваниями, с другой - если бы в Италии делали больше тампонов, то, возможно, это болезненное число было бы намного ниже.

Действительно ли Италия опоздала с карантином?

В своем исследовании Ондер восстанавливает историю распространения вируса в Италии, он вспоминает, что вирус, вероятно, «ходил» по Италии с января, и никто этого не заметил. Затем он упоминает возможные объяснения итальянского первенства: 23% населения Италии старше 65 лету. Среди пациентов в возрасте 60 - 69 лет, как в Италии, так и в Китае, в одинаковые периоды развития эпидемии была одинаковая смертность - 3,5%. Что остается необъяснимым, так это уровень смертности, который растет в Италии с 70 лет по сравнению с Китаем: 13% против 8% с 70 до 80 лет, 20% против 14% с 80 лет. Пожилые китайцы лучше реагировали на лечение, были ли они здоровее итальянцев? Вопрос остается открытым.

  Коронавирус, почему в Италии гораздо больше случаев, чем в других европейских странах?

Отличается ли итальянский метод расчета от других стран?

Вторая гипотеза - это метод расчета, который регистрирует смертность от вируса даже у пожилых людей с одним, двумя или тремя имеющимися серьезными заболеваниями. Поскольку международный протокол так и не был определен, метод, вероятно, привел к переоценке смертности от Covid-19. Кроме того, только с середины марта Министерство здравоохранения решило проводить тестирование только для людей с симптомами. В этом случае вполне понятно поведение кривой заражений и смертности: если вы сделаете меньше тестов, знаменатель снизится, и уровень смертности сразу же возрастет. С 3,1% 24 февраля он вырос до 7,2% 17 марта, до 10% 27 марта.

Есть ли риск ухудшения ситуации в Европе?

Паоло Бонанни: «На данный момент мы находимся в самом разгаре эпидемии, другие страны, вероятно, придут к этому позже. В любом случае, все они получают выгоду от мер по сдерживанию, которые мы ввели: если меры эффективны, они также могут принять их раньше, чем было сделано в Италии. Мы во всех отношениях сегодня своего рода лаборатория для других наций».

Чего ждать итальянцам?

Массимо Галли: «Если мы не будем очень хорошо соблюдать правила предосторожности, мы заплатим очень высокую цену. Пришло время быть осторожными и дисциплинированными, избегая мятежного поведения и индивидуальных решений, которые могут подвергнуть вас серьезным рискам, только так эпидемию можно ограничить, сдержать и побороть».